Главная » Публикации » Революционный имплантат “Oneway Biomed”

Революционный имплантат “Oneway Biomed”

Вы можете записаться online на прием к врачу

Для этого вам необходимо заполнить форму-заявку

Мы перезвоним вам в течение 15 минут.

 Prof. Dr. Stefan Ihde, Президент компании «Ihde Dental AG»

Внешняя форма и конфигурация поверхности имплантата за последние 30 лет следовали моде, причем направление моды задавалось именно маркетингом ведущих производителей. На протяжении многих лет профессиональная реклама сообщала, что различные модификации поверхности могут ускорить процесс приживления. Но сегодня мы можем быть уверены, что это основное предположение было неверным.

При работе по протоколу немедленной нагрузки всевозможные особые поверхности имплантата никак не влияют на качество интеграции, т.к. между имплантацией и ортопедическим введением в эксплуатацию интервал составляет всего пару дней. Этот промежуток настолько невелик, что рассчитывать на фиксацию, которая зависит от поверхности нельзя.

Первичная стабильность имплантата и шанс приживления даже при работе в протоколе немедленной нагрузки могут быть значительно улучшены благодаря компрессии вокруг имплантата, а также благодаря макроретенции ее кортикальной части.

Для создания макроретенции известны, в принципе, два метода: с одной стороны, внутрикостные элементы имплантата (винтового) погружаются непосредственно внутрикортикально, или, как в случаях с латеральными базальными имплантатами, фиксация осуществляется за счет кортикальной опоры с помощью диска (Diskоs®, BOI®, TOI®).

Подобный метод уже использовался в случаях с игловыми имплантатами. Данные имплантаты, конечно же, не имели никакой антиротационной защиты: они устанавливались в разных направлениях в кость с кортикальной опорой. Благодаря жесткой мобилизации ортопедической конструкции возникала отличная вторичная макроретенция. Следовательно, данные имплантаты должны были обязательно одномоментно нагружены. В течение нескольких десятилетий в случаях с использованием игловых имплантатов наблюдалось, что имплантаты с тонким, полированным телом: а) остеоинтегрируют надежно и б) имеют долгосрочные результаты, если у них была кортикальная опора. Таким образом, мы знаем, исходя из общего представления о всех наблюдениях, что увеличенной поверхности и увеличенному диаметру ядра имплантата нельзя придавать клинической важности. Решающим фактором для успешного результата немедленной нагрузки является добросовестное ортопедическое распределение нагрузки, кортикальная фиксация (или кортикализация губчатой кости) и немедленное ортопедическое шинирование. Таким образом, имплантаты могут шинировать друг друга.

Бранемарк писал, что имплантаты не могут использоваться в протоколе немедленной нагрузки, т.к. они не интегрируют при таких условиях. Но его наблюдения касались цилиндрических имплантатов, которые не могли осуществить ни одну из стратегий, используемых сегодня для немедленной нагрузки: его имплантаты были недостаточно длинные, и они не могли достичь вторую кортикальную пластинку, и внешняя форма имплантатов не допускала уплотнения кости вокруг их поверхности. В те времена еще действовало «правило», что нельзя «повреждать» соседние кортикальные структуры. Как только мы распрощались с этим бессмысленным утверждением, безопасная техника немедленной нагрузки с правильными формами имплантатов стала возможной. Сегодня у нас есть также возможность, ориентироваться на работу травматологов, и мы знаем, какое огромное преимущество предлагает нам безопасная кортикальная фиксация, в отличие от слабой опоры в губчатой кости с низким уровнем минерализации.

Теоретическое преимущество, которое могло получиться от использования шероховатой поверхности имплантата – это достижение повышенного трения в кости. Это трение может привести к повышению первичной стабильности, прежде всего, потому что оно может обеспечить защиту от вращения. Это краткосрочное преимущество следует оценивать с учетом риска возможного возникновения периимплантита, существенно влияющего на долгосрочный успех операции и качество жизни пациента.

Гистологические исследования со всего мира показывают, что контакт-кость-имплантат (Bone-to-imlpant-contact–BIC) в губчатой кости в очень редких случаях превышает 60%. Часто контактирующая поверхность составляет лишь 35–50% внутрикостной поверхности имплантата. Отсюда можно сделать вывод, что кость на удивление не использует большую часть имеющейся поверхности, которую предлагают современные двухэтапные имплантаты. Таким образом, становится понятно, что данные поверхности относительно улучшенной возможности перераспределения нагрузки не могут предложить хороших отдаленных результатов: только первичный кровяной сгусток может лучше держаться на поверхности. Низкие BIC-показатели доказывают, что поверхность имплантата, в сравнение с действующей стимулирующей кость жевательной нагрузкой, слишком велика. Поэтому необходимо взвесить краткосрочное преимущество относительно долгосрочного недостатка.

Размышления на тему анатомии

В традиционных учениях дентальной имплантологии различные костные структуры черепа перечисляются как «подверженные опасности структуры», и их предлагают избегать в рамках имплантологии и, соответственно, их защищать. В связи с этим, некоторые авторы называют: нижний альвеолярный нерв, ментальный нерв, полость носа и гайморову пазуху.

Понятно, что имплантолог все время пытается защитить нервные структуры, и, если необходимы вмешательства вблизи нерва, рекомендуется провести дополнительное исследование. Поэтому пациент вправе сам решать, либо ходить с постоянной конструкцией, но со временной потерей чувствительности нижней губы, либо побояться риска и отказаться от постоянных зубов.

Избежание установки в область гайморовой пазухи или близлежащих кортикальных структур сегодня не представляет собой особый уровень техники:

– мы уже давно знаем из травматологии и ортогнатической хирургии, что пластины для остеосинтеза, которые находятся в синусе, ведут себя без каких-либо осложнений на протяжении нескольких десятилетий. Данные пластины извлекаются скорее из эстетических соображений и чтобы избежать проявления недостатков «stress-shieldingseffects» (местной костной атрофии). Во многих странах данные пластины удаляются, потому что они необходимы другим пациентам. Удаление винтов и элементов пластин, которые частично находились в синусе, очень редко происходит из-за инфицирования.

– установка современных (полированных) скуловых имплантатов и подобных бугорно-крыловидных винтов через пазуху без проведения синус-лифтинга относится сегодня к стандартной технике. Все вышеназванное относится также и к полости носа. Около 20 лет назад была продемонстрирована возможность лифтинга данной области: при таком методе создается дополнительная вертикальная костнозамещающая субстанция за счет приподнятия слизистой носа и последующей аугментации, после чего может следовать биологическая остеоинтеграция дентальных имплантатов. Имплантаты пронизывают естественную кортикальную пластинку носовой полости, не перфорируя слизистую носа.

Терапевтический сегмент так называемой «базальной имплантологии» занимается с 2000 года ничем другим как умелым использованием второй кортикальной пластинки. Применение кортикальных регионов проходит во всех направлениях, а именно горизонтально (так называемыми имплантатами BOI®) и более-менее вертикально (имплантатами GBC®). Хирургические протоколы значительно отличаются друг от друга, в то время, как ортопедические протоколы идентичны. В качестве второй кортикальной пластинки используются различные достижимые кортикальные регионы, например кортикальная пластинка носовой полости, гайморовой пазухи, клиновидной кости, скуловой кости и медиальная и базальная сторона нижней челюсти. У всех этих регионов есть общее – они не подвержены резорбции (они не подлежат атрофии после удаления зубов) (Рис. 1).

Рис. 1. Схема расположения естественных кортикальных пластинок в обеих челюстях и их тенденция к рассасыванию. Красные стрелки: указывают на нестабильные кортикальные пластинки; желтые стрелки: кортикальные пластинки, имеющие некоторую резорбцию. Зеленые стрелки: стабильные кортикальные зоны. Синие линии на нижней челюсти показывают стабильную от резорбции лингвальную (более или менее горизонтально) кортикальную зону ниже челюстно-подъязычной линии

Несмотря на то, что данные регионы могли быть достигнуты некоторыми из традиционных имплантатов, этот шанс стабильной фиксации, как правильно, не может использоваться, главным образом потому, что они недостаточно длинные, чтобы достичь этих регионов.

Как известно, довольно рискованно устанавливать шероховатые имплантаты во вторую кортикальную пластинку в области носа и гайморовой пазухи. Так как шероховатые элементы имплантата могут быть подвергнуты бактериальной атаке, в то время, как они пенетрируют слизистую (что очень сложно проконтролировать во время операции), что может вызвать ретроградный периимплатит. Этот процесс может позднее привести в одиночку или вместе с ортоградным переимплатитом к потере имплантата, а также к потере большей части альвеолярной кости. Т.к. даже высокоминерализованные (базальные) элементы костного жевательного аппарата посредством макро-траекториального перераспределения нагрузки никогда не будут настолько стабильными относительно резорбции кости, чтобы выдержать перманентное повышение кровоснабжения, вызванного бактериями в области бактериальной атаки.

Различный дизайни мплантатов

Компания Dr. Ihde Dental – один из немногих производителей, которая на протяжении последних 15 лет постоянно занимается разработкой имплантатов для протокола немедленной нагрузки и проблемой периимлантита. Как результат данного развития был изобретен запатентованный комбинированный имплантат, чьи апикальные транскортикальные части имеют острую, полированную резьбу, которая устанавливается в кортикальную пластинку. Исходя из этого, находящиеся выше внутрикостные элементы резьбы имеют слегка шероховатую компрессионную поверхность: имплантат зарегистрирован в Германии под названием GCS® Plus и доступен к продаже (Рис. 2).

Рис. 2. В имплантате KOS® Plus для фиксации во второй кортикальной пластинке предусмотрена полированная, острая, самонарезающаяся часть высотой 3 мм. Затем идет переходная часть менее 1 мм. Шероховатая компрессионная область доступна длиной 6 мм, 9 мм, 11 мм, 13 мм, 16 мм, 20 мм и 23 мм. Длина общей внутрикостной части складывается из обеих частей имплантата, например, KOS® Plus 16+3 = 19 мм – общая внутрикостная часть

Хирургическое применение

Для всех имплантатов, которые используют для фиксации вторую кортикальную пластинку, необходимо безопасное вкручивание ретенционных поверхностей имплантата в данную структуру. Как правило, только лишь вертикальной фиксации на этой кортикальной пластинке при включении в мостовидную конструкцию недостаточно, т.к. в таких конструкциях возникают не только силы интрузии, но и значительные силы экструзии.

Для цилиндрических и гладких, самонарезающихся имлантатов GBC®, как известно, даже с резьбой 9 мм достаточно сделать пропил до 2-ой кортикальной пластинки 2-х миллиметровым сверлом. Т.к. имплантат GCS® Plus имеет дополнительные элементы в форме конуса, иногда создается необходимость удалить больше костного вещества для более легкого погружения компрессионной резьбы в кость.

Особого внимания требует крестальная кортикальная пластинка: если она особо толстая и/или минерализована, то в таком случае только это обстоятельство может потребовать дополнительной подготовки ложа с помощью конического сверла. Следовательно, следует использовать желтое пилотное сверло DOS1, или дополнительно большего диаметра DOS2 или DOS3. Даже имплантолог с не очень большим опытом уже при проведении первого сверления в крестальной субстанции будет чувствовать необходимую последовательность сверления. Как и во всех конических имплантатах, в соблюдении строго заданной последовательности сверления нет смысла. Если бы мы расширяли ложе настолько, насколько требует толстая или минерализованная кортикальная пластинка, то мы бы потеряли при наличии более тонких и более слабых костных структурах ценную стабильность из-за ненужного высверливания.

Усилия при подготовке вознаграждаются фантастической первичной стабильностью: даже в дистальном отделе верхней челюсти удается достичь усилия 50 Нсм, а во фронтальном отделе верхней челюсти – иногда более 70 Нсм.

Рис. 3а. Правильное позиционирование имплантата GCS® Plus в области зажившей лунки после удаления зуба 1.6. В лунку свежеудаленного зуба 1.5 установлен имплантат GBC® с фиксацией в базальную слизистую гайморовой пазухи. Вертикальные элементы данного имплантата интегрируют позже, как только лунка удаленного зуба заполнится (костной мозолью) костью. Благодаря комбинированию компрессии и безопасной кортикальной опоры даже при недостаточном объеме кости в дистальном отделе верхней челюсти можно работать в протоколе немедленной нагрузки. Очень часто для установки имплантата в данной области требуется усилие более 50 Нсм

Рис. 3б. Обзорный снимок через 2 года: неизменный уровень кости в случае с имплантатом GCS® Plus, хорошее заживление кости в области зуба 1.5. Создается впечатление, что ситуация привела к аутогенному образованию новой кости в области апикальной части имплантата

Примеры установки

Рис. 4. Имплантат GCS® Plus в случае замены одиночно отсутствующего зуба с металлокерамической коронкой в области зуба 4.5. В данном случае следовала опора нижних витков резьбы на базальную кортикальную пластинку нижней челюсти. Коронка устанавливается чуть ниже границы слизистой (независимо от высоты абатмента)

Рис. 5. Имплантат GCS® Plus в области зуба 2.4 с немедленной нагрузкой. Опора базальных витков резьбы в данном случае приходится на латеральную стенку носа, медиальную стенку гайморовой пазухи и вестибулярную кортикальную пластинку верхней челюсти. Левая сторона нижней челюсти была проимплантирована с помощью имплантатов GCS®Micro в протоколе немедленной нагрузки, далее была установлена конструкция из металлокерамики

Рис. 6. Два имплантата GCS® Plus с опорой на каудальную, костную стенку гайморовой пазухи

Рис. 7. В боковом отделе верхней челюсти слева был установлен имплантат GCS® Plus на месте первого премоляра. В то же время был удален второй премоляр и установлен имплантат GBC®. Далее была изготовлена коронка

Рис. 8. Установка базального имплантата (GBC® 3.6 17 мм) с фиксацией в области дна стенки полости носа в месте лунки удаленного зуба. Высота кости над лункой – около 4 мм.

Заключение

Представленная здесь комбинированная форма имплантата GCS® Plus значительно увеличивает сферу использования немедленной нагрузки, т.к. таким образом можно добиться безопасной опоры во второй кортикальной пластинке и в то же время большего сопротивления в трабекулярных костных структурах.

Имплантат GCS® Plus относится к группе базальных винтовых имплантатов, а также и к группе компрессионных винтов. Имплантаты GCS® Plus были разработаны для использования в протоколе немедленной нагрузки. В случае замены одиночно отсутствующих зубов данному показанию необходимо следовать с осторожностью, и необходимо избегать перегрузки со стороны протезирования. При установке в сегментах и циркулярных мостах также необходима тщательное ортопедическое распределение нагрузки и разумное общее планирование, т.к. лишь таким образом ортопедическая нагрузка может распределяться на все имплантаты, включенные в конструкцию, а также на обе стороны челюсти.

Литература

Ihde S., Ihde A.

Immediate Loading, 2.

Edition,

International Implant

Foundation Publishing,

München 2012

ISBN 978-3-9851468-3-5.

Для журнала «Дентальная имплантология и хирургия».

Заполните необходимые поля.

Задать вопрос